Отзывы

Минтимер Шарипович Шаймиев о лицеях-интернатах (на татарском)

Минтимер Шәрип улы Шәймиев
Татарстанның беренче президенты
http://shaimiev.tatarstan.ru/

Шел 1995 год и я, будучи учеником седьмого класса средней школы № 6 г. Нижнекамска, пришел поступать в недавно открывшийся в нашем городе Татарско-турецкий лицей. Туда меня привели брат, который годом ранее начал в нем учиться и его учитель по биологии, Дженгиз Бей. Меня попросили войти в кабинет заместителя директора и начали беседу. Как это не удивительно, но ко мне отнеслись как к взрослому, обращались на Вы, но в итоге решили, что я немного опередил время. Дело в том, что туда принимались юноши, окончившие 8 классов общеобразовательной школы. На моем лице улыбка тут же сменилась горечью обиды, и я горько заплакал. Таким было мое первое знакомство с турецким лицеем.

Месяцы пролетали словно недели, недели мелькали словно дни, минуты словно секунды. Наступила весна 1996 года, и я снова в числе желающих поступить в ТТЛ. На сей раз все удачно, я успешно сдал экзамены и после летних двухнедельных курсов подготовки был зачислен снова в 8 класс.

В сентябре нас заселили в интернат, находившийся по ул. Строителей. Мне предстояло жить с Робертом Мингазовым, который также попал сюда из школы №6. После этого я еще несколько раз сменил места обитания и жил с близкими мне друзьями — Сергеем Бабушкиным и Арманом Ахметовым. Вечера в интернате были крайне интересными, мы вместе готовились к урокам, выполняли домашние задания, играли в футбол в комнате, в настольный теннис. А как мы хулиганили! Обливали друг друга водой, взрывали петарды…и притом никогда не забывали о главном, об учебе. Мне посчастливилось подружиться с Арманом Ахметовым, в ту пору – лучшим учеником класса, ныне моим близким другом. Мы некоторое время жили вместе в комнате и мне запомнился один интересный эпизод. В первые годы обучения у нас была очень большая нагрузка по иностранным языкам и многие ученики во сне начинали говорить на английском. Как-то ночью я проснулся оттого, что кто-то ходил по кругу в центре комнаты и нашептывал что-то на английском языке. Это был Арман, по всей видимости, в бессознательном состоянии готовившийся к очередной контрольной. По вечерам в интернате часто хотелось кушать, поэтому мы с нетерпением ждали вечернего полдника (чай-булочка). Вкус этого беззаботного лицейского детства, как и вкус вкуснейших и всегда обжигающе горячих булочек, навсегда “врезался” в мою память.

В первый год своего обучения в ТТЛ я участвовал в олимпиаде по биологии и занял I-е место по Нижнекамску. Для меня это было большим успехом, за который стоит поблагодарить Дженгиз Бея, который уделял мне много внимания. С ним я очень подружился и его можно было часто встретить у нас дома в гостях или на нашей даче. Он нам казался немного странноватым, но в душе очень добрым и отзывчивым человеком. Кроме того, я увлекался математикой и систематически учавствовал в Соросовских олимпиадах, хотя не учавствовал в городских – была очень большая конкуренция в лице Наиля Галявиева и Сергея Вагизова. Вообще, преподаватели у нас были самые замечательные: физик Мехмет Бозабалы, математик Йылмаз Деликташ, химик Илкер Караташ, непревзойденный знаток татарского языка и литературы Ильхам Абый, учительница русского языка, ныне кандидат педагогических наук, Татьяна Вдадимировна Моисеева.

Большинство предметов в лицее преподавались на английском языке и лишь некоторые на турецком, но эхо тех знаний чувствуется и по сей день. Любовь к знаниям и иностранным языкам была заложена в меня именно в ТТЛ и теперь, оглядываясь назад в прошлое, хотелось бы отдать дань уважения моим учителям, которых, возможно, я никогда не увижу. Волею судьбы многие из них уже работают далеко за пределами России.

После окончания лицея я поступил в скромный по тем временам Камский государственный политехнический институт в Набережных Челнах, связал свою жизнь с математикой и математическим моделированием. Потом закончил аспирантуру в Казанском государственном педагогическом университете, в 25 лет защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук в Ульяновском государственном университете. С 2006 по 2010 гг. работал преподавателем в Татарском государственном гуманитарно-педагогическом университете и Казанском государственном техническом университете им. А.Н. Туполева. Теперь же в лучшем университете Южной Кореи, Сеульском национальном университете, продолжаю свою научную деятельность. А ведь всего этого могло и не быть, не приди я в далеком 1995 году в очень дорогой моему сердцу Нижнекамский татарско-турецкий лицей…

Зиатдинов Рушан

1996 год – год окончания 8 класса, родители предлагают поступить в татарско-турецкий лицей. Почему бы и нет? Развитие языковых навыков всегда привлекало меня. Английский язык был одним из любимых предметов, а тут выпал шанс познать его более глубоко. Но как только узнал, что придется жить в интернате (общежитии), это немного отпугнуло. Впрочем, не то что бы не хотелось избавиться от родительской опеки, морально я был готов жить в общаге, но только просто было неожиданно рано. После недолгих раздумий я согласился.

В начале июня начались подготовительные курсы, после которых обещали отсеять несколько человек, но, если честно, я уже был уверен, что успешно пройду их.

С сентября началось знакомство с новым для себя: внешность, поведение, манера разговора, а главное мои учителя ни слова по-русски не знают. Как мы будем общаться, я узнал немного позже. Здесь работает правило, «хочешь есть, выучи язык». Я познакомился с моим будущими друзьями, к сожалению, теперь мы редко видимся. Нас поселили в общежитие вместе с Рамилем Хабибуллиным и с двумя хорошими ребятами из Мамадыша, Сергеем Вагизовым и Ренатом Зиганшиным. Все было в новинку и крайне интересно: в интернате нас заставляли учить уроки, давая небольшие перерывы и следя за нами через стеклянные окошки в дверях комнат. И всегда хотелось есть. Бывало, приготовишь лапшу доширак на четверых и пакетик кофе три в одном на троих. Конечно, было мало, но зато так вкусно. Интереснее всего было напрашиваться к воспитателям на чай, там обязательно было чего-нибудь вкусненькое. В общаге я познакомился с турецкой кухней и она мне очень понравилась. Однажды наш воспитатель Мустафа Бей на спор уговорил нас съесть какой-то маленький перец. Казалось, чего страшного от маленького перчика может случиться? Но как только мы съели, во рту разгорелся огонь. И мы на перегонки побежали к умывальнику, т.к. запить было только горячим чаем. Были у нас и день Нептуна и бум новогодних бомбочек. Заливали водой соседние комнаты, а наши соседи подкидывали нам бомбочки, хотя и мы их не забывали. В общем, хотелось бы поблагодарить всех преподавателей и воспитателей за незабываемые пять лет учебы. Огромное Вам спасибо!

Гарипов Руслан

Я любил Вас, мой учитель,

Я любил Вас не всерьез,

Доставлял и боль и радость,

Но любил, не зная слез.

Я бродил по белу свету,

Слышал разное в свой век,

Из костей и плоти знаний,

Я восстал как Человек.

 

Первое мое знакомство с татарско-турецким лицеем произошло в обычной школе, обычного класса. Ничего не предвещало нарушить учебную суету в обычный весенний день 1996 года, как неожиданно зашел в класс Ариф Бей с «переводчиком» Рустамом Фатхуллиным, который в последствие после окончания лицея сыграл немаловажную роль в моей жизни. Пожалуй, Ариф Бей был первым турком, которого я увидел своими глазами. Будучи знакомым с произведениями Жуль Верна, Сабатини я мечтал о путешествиях, о жарких странах. И действительно, возможность поехать в Турцию стала неким катализатором для меня в стремлении познать ТТЛ и поступить учиться. Моя мечта сбылась и спустя 2 года летом 1998 года я вместе с Сергеем Вагизовым, Алмазом Ахметжановым, Дмитрием Васильевым посетил эту замечательную страну. Мне довелось увидеть Турцию не в местах туристических лежаков. Мы были заворожены разной Турцией и провинциальной, и богатой, и бедной, и высокотехнологичной, мы двигались дорогой Александра Македонского и первых Крестовых походов, видели развалины древних греков, поразились величием Стамбула.

Эти моменты не забыть никогда вместе с чувством большой благодарности к нашим учителям: Елмазу Деликташу, Илкеру Караташу, Мустафе Сагламу и воспитателям: Мустафе Альяру, Хасану Гёнульсевену, Абдуррахману Кулу, которые были с нами, принимали нас и открывали для нас свою Родину.

В первый же год учебы я понял, какой интересной и увлекательной оказалась учеба в лицее. Каждое слово, каждое действие наших учителей и воспитателей несли огромную энергетику, педагогический талант и стремление сложить по кирпичикам знаний и нравственности из нас образованных и добродушных сынов. Сейчас я удивляюсь, как им это удавалось, как безгранично терпеливы они были. Впервые познанакомился я с английским языком на уроках Эмруллаха Тунджи и Елмаза Деликташа. Да, математик Елмаз Бей преподавал нам английсикй, помимо математики, которая предстала нам живой и увлекательной наукой. Занятия так увлекали, что я забывал и пренебрегал спортом и даже играми на «передовых» по тем временам 166-ых Пентиумах в классе нашего информатика Османа Айа. Все мои учителя сейчас перед глазами в моих мыслях и в моем сердце. Я их всех помню и очень люблю.

Наш класс был единственным в параллели. Я вспоминаю о всех ребятах с большой теплотой. Было много радости, побед, соревнований, олимпиад, и всё это мы переживали вместе. Я рад, что довелось познакомиться со своими одноклассниками. Я рад, что они были, есть и будут в моей жизни.

Арман Ахметов (президент класса)